На главную     На Весь Пензенский край     Историческая библиотека Поволжья

 

М. С. ПОЛУБОЯРОВ

 

ИЗ ИСТОРИИ И ДЕМОГРАФИИ ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

 

Пензенская область – одна из центральных в Российской Федерации. Ее сев.-зап. часть до 1521 г. входила в состав Рязанского княжества, южнее и юго-восточнее которого начиналось Дикое поле, продолжавшееся до Азова и Каспия. До сер. 17 в. Дикое поле было ареной постоянных столкновений войск московских великих князей с отрядами крымского хана, ногайцев и «кубанских татар» (обобщенное название племен, кочевавших в Приазовье и на Сев. Кавказе). Формально пензенская  часть Дикого поля оказалась в составе России после завоевания Казани и Астрахани, а по факту – лишь в результате постройки оборонительных линий Пензенского края в 17 – нач. 18 вв. До реформ Петра I управление территорией осуществлялось главным образом приказом Казанского дворца в Москве. В его ведении находились дела Нижне- и Верхнеломовского, Керенского, Пензенского, Инсарского, Саранского, Моршанского, Симбирского и Петровского уездов, чьи земли, полностью или частично, теперь входят в состав Пензенской области. В 1779-1780 гг. образован ряд наместничеств, в т.ч. Тамбовское, Пензенское и Саратовское, с 1782 г. они стали именоваться губерниями. В 1928 г. постановлениями ВЦИК и Совнаркома РСФСР уездно-губернское адм.-территориальное деление упразднено, а 4 февраля 1939 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР образована Пензенская область за счет части Куйбышевской, Саратовской и Тамбовской областей.

По десяткам диаграмм нашего исследования видно, что в настоящее время в Пензенской обл. идет процесс депопуляции. Первый резкий сброс численности населения приходится на период между 1930 и 1939 гг. К 1960-м гг. появились признаки демографического выздоровления. Однако со 2-й пол. 1990-х гг. разрушительная тенденция возобновилась. Динамику демографического процесса от момента прекращения внешней колонизации Пензенской обл. на рубеже 18 и 19 вв. и до 2013 г. иллюстрируют диаграммы, опубликованные в конце вступительной статьи. С 5-й ревизии (1795 г.) по 1930 гг. происходил стабильный рост численности населения. В годы Первой мировой и Гражданской войн его темпы снизились, но поскольку пострадала узкая прослойка – владельцы крупной собственности, чиновники, жандармы, – общего снижения численности населения не наблюдалось. Начало первой демографической катастрофы падает на период 1930–1939 гг. как следствие репрессивной политики по отношению к крестьянству.

Снижение численности коренного населения продолжается и сегодня устрашающими темпами. Ее жертвами становятся уже не только жители сельских мест, но и городов. Тревожная ситуация сложилось не только в Пензенской обл. Ученые считают: «сопоставление данных за последние 25 лет показывает, что все демографические показатели России за двадцатилетие её независимого существования были намного хуже, чем в восьмидесятые, советские годы»... Но если снижение рождаемости объяснимо рядом факторов, в т.ч. объективных, то существенный рост смертности – результат применения «шоковых» инструментов реформирования страны. Разрушена инфраструктура, обеспечивавшая жизнеспособность населения… «В результате такой динамики рождаемости и смертности уже в 90-е годы в России сложился особый тип воспроизводства населения, названый нами в те годы евроафриканским. При крайне высокой смертности, такой же, как в ряде африканских и части азиатских стран (Египте, Марокко, Индонезии, Вьетнаме и др.), рождаемость опустилась до уровня тех европейских стран (Греция, Италия, Испания), где он был и остается самым низким. Движение России к демографической катастрофе продолжалось вплоть до середины первого десятилетия ХХI века. В 2005 г. число рождений, несмотря на некоторое увеличение, тем не менее всего лишь на 100 тыс. превышало уровень 1995 г… В целом за 1991-2005 гг. Россия от сверхсмертности относительно уровня голодных, как считается, «бесколбасных» 80-х годов потеряла примерно 9-10 млн человеческих жизней».[1] Такой вывод известного демографа, профессора, доктора экономических наук Л.Л. Рыбаковского подтверждает социально-экономическая ситуация и в Посурье.

Материалы для историко-топографического описания Пензенской обл. собирались более 20 лет. Некоторые данные устарели. Кроме того, не было списков населенных мест Пенз. обл. за 2015 г. Почему-то долго не публиковались сведения по населенным пунктам по итогам проведения Всероссийской переписи населения 2010 г. Они заменены данными по сельсоветам. Однако и имеющиеся представляют собой далеко не радужную перспективу угрозы гибели одного из регионов России…


[1] Рыбаковский Л.Л. Демографические вызовы: что ожидает Россию? М., 2012.

 

Численность населения Пензенской области*

 

Районы

1788

1862

1911

1926

1939

1959

1970

1979

1989

2004

2010

2013

Башмаковский

23824

37816

58826

71495

58978

46854

41296

33244

28389

26105

23304

22406

Бековский

13509

21936

47252

55124

36269

32965

29257

24915

21843

18727

17531

16598

Белинский

27011

62922

110147

117590

80683

58655

50848

43349

39123

33971

30467

27282

Бессоновский

24833

31314

52131

63490

46586

43495

45326

44130

43895

43253

45296

46200

Вадинский

10528

39108

58878

57478

39294

28403

21483

16707

11479

11511

9807

9252

Городищенский

20074

35468

59010

76172

80751

73904

67162

62225

58433

53077

52480

51413

Земетчинский

35288

49011

89565

97035

93636

77884

64060

48528

37564

30076

24674

23241

Иссинский

18038

28094

39413

43927

32702

21164

18043

15438

14880

12667

11157

10655

Каменский

21450

59041

93488

106274

81836

73860

71214

69234

67601

65619

62322

60163

Камешкирский

22530

33753

48305

59828

38719

27341

23789

19609

16930

14558

12802

12217

Колышлейский

21048

30455

52374

63894

52337

34200

30080

27214

28799

27218

26187

25274

Кондольский

14295

18557

30440

39206

26300

19150

15433

12942

12068

10226

0**

0**

Кузнецкий

29602

43338

64325

70653

61624

49297

47271

44427

41597

38347

38056

37576

Лопатинский

21230

34881

59492

62418

35571

28458

24477

20108

18735

16470

14942

14247

Лунинский

32841

37587

62030

74200

63668

49077

39200

31532

26563

22399

19944

19673

Малосердобинский

12957

27957

48419

50710

26101

20759

15848

13727

12589

11930

9824

9382

Мокшанский

34743

61670

94818

105303

67800

49754

42679

36702

33209

30735

28033

27954

Наровчатский

25669

35425

58510

55856

38384

26816

23360

19396

15762

14168

12069

11558

Неверкинский

13844

21170

41892

43257

30590

25276

25443

22234

19119

18495

16329

15565

Н.-Ломовский

43733

66024

102476

109241

87787

64572

57222

55083

52335

45755

41974

40412

Никольский

18127

43574

70673

82589

77413

67787

60258

51126

46788

39164

34271

33433

Пачелмский

28012

35160

55030

62170

48997

41901

34092

27202

22304

18602

16310

15887

Пензенский

30980

44277

70510

84596

57809

52753

54479

33380

43421

41785

51308

53231

Сердобский

22366

38670

70177

84926

47375

57284

62757

65279

65135

63740

54520

52831

Сосновоборский

14978

29168

45907

52099

42727

38932

37120

30063

24186

20016

17242

16288

Спасский

18469

25652

44769

42358

28295

18788

18553

16776

15378

13506

13008

12431

Тамалинский

13558

21521

43645

54683

38210

27298

24753

23289

21325

18641

16503

15539

Шемышейский

18422

38402

67489

72461

46602

36996

34021

26581

22765

18904

17661

17021

Всего сельского

631959

1051951

1739991

1959033

1467044

1193623

1079524

934440

864261

777124

718021

697731

                         
Пенза 8317 28496

88000

91600

159800

258966

373704

481599

538466

509997

517311

519900

Кузнецк 5100 12828

27353

29748

37842

55896

83776

93143

99490

92196

88839

87157

Заречный          

6450

30000

40000

55200

62651

63601

63868

Всего городского 13417 41324

115353

121348

197642

321312

487480

614742

693156

664844

669751

670925

Итого по области 645226 1093275

1855344

2080381

1664385

1514935

1567004

1549182

1557417

1441968

1387772

1368656

 

*Красным цветом и курсивом выделены показатели, частично полученные с использованием оценочных данных.

**Кондольский район присоединен к Пензенскому в 2006 г.

 

Некоторые представленные в таблице сведения расходятся с официальными данными переписей населения (по конкретным населенным пунктам) и являются результатом нашего пересчета. Впрочем, несовпадения не выходят за пределы 1-2% – такая статистическая погрешность вполне допустима. Часть демографического материала за 1788 и 1937-1939 гг. из-за отсутствия точных данных имеет оценочные показатели. Методика их выявления изложена ниже.

Среднегодовая убыль сельского населения, включая города районного подчинения и рабочие поселки, составила в 2004–2013 гг. 8892 жителя, по 900 человек в год. При сохранении нынешних темпов обезлюживания сельская местность может лишиться жителей уже через 80 лет, то есть при жизни детей, рождающихся сегодня. Процесс будет проходить неравномерно. Одни районы опустеют в течение ближайших 40-50 лет, некоторые растянут существование на сотню. Следом за сёлами начнется обезлюживание городов Пензы, Заречного, Кузнецка. Последние 10 лет их численность, благодаря областному центру, незначительно возрастает (если не лукавит официальная статистика!). Однако основная подпитка городов идет за счет переезда в крупные города сельского населения и оседания приезжих из Средней Азии и Сев. Кавказа, а с 2014 г. и Украины. Естественный прирост (когда рождаемость превышает смертность) остановился и пошел вспять. Отрицательный прирост для г. Пензы наступит по мере истощения сельского ресурса.

 

Диаграмма 1.

Абсолютная численность сельского населения Пензенской области

(в административных границах на 1.1.2014 г., без г. Пензы и городов областного подчинения Заречный, Кузнецк), тыс. чел.

 

Диаграмма 2.

 Численность населения г. Пензы и городов областного подчинения Заречного и Кузнецка (тыс. чел.)

 

Диаграмма 3.

Среднегодовая динамика прироста/убыли населения в сельской местности (без трех городов областного подчинения),

тыс. чел.*

 

*Даты 1788 и 1862 гг. взяты условно как средние величины датировки статистических материалов, которые удалось выявить. По большинству районов бывшей Пензенской губ. учтены материалы 4-й ревизии (1782 г.), меньшая часть данных относится к 1811 г. Статистика районов бывшей Саратовской губ. датирована пятой ревизией (1795 г.). Поэтому 1862 г. – средняя дата между 1859 г. (уезды Саратовской губерни) и 1864 г. (пензенские уезды). Статистика Тамбовской губернии опубликована по сведениям, собранным в 1862 г.

 

Судя по последней диаграмме, между 2010 и 2013 гг. происходит небольшой среднегодовой прирост населения, по сравнению с 2004–2010 гг. Возможно, это следствие высокой общероссийской «демографической волны» 1983–1987 гг., когда в целом по России рождалось ежегодно 2,4–2,5 млн детей. Либо это результат небрежности статистиков. Некоторые демографы не исключают вероятность фальсификации. Так считает профессор Рыбаковский: «За 10 лет (1992–2001 гг.) население России сократилось на 3,3%», в то время как по итогам переписи 2010 г., «явно завысившей численность постоянного населения страны, сокращение составило 2,2%». Вероятностная картина демографического развития России такова, пишет ученый, что «к середине настоящего столетия численность населения России может приблизиться к 100 млн человек. Несложно представить, что если каждые пятьдесят лет население страны будет уменьшаться на 1/3 (такое сокращение населения России к 2050 г. предрекают последние прогнозы ООН), то к концу нынешнего столетия население страны не будет превышать 65 млн, а к началу ХХIII века оно составит примерно 30 млн человек».[1]

Сельская Россия переживает второй крупный демографический кризис в совр. истории. Первый произошел между 1926 и 1939 гг. По данным на апрель 1930 г. по Средневолжскому краю,[2] в состав которого входило три четверти нынешней территории Пензенской обл., повсеместно численность населения была значительно выше, чем в период проведения Всесоюзной переписи 1926 г. Период максимального падения приходится на 1930–1934 гг., на годы коллективизации. Трагическую роль в опустошении пензенских деревень сыграл голод 1932–1933 гг. Историки отмечают три голодных периода в истории СССР: 1921–1922 гг., 1932–1933 гг. и 1946–1947 гг., ставшие причиной смерти миллионов крестьян.[3] Но если главными причинами первого стали засуха 1921 г. и последствия войн, третьего – последствия войны и засуха 1946 г., то причиной самого ужасного голода 1932–1933 гг. ученый видит прежде всего в субъективном факторе как «результате ошибок, допущенных при реализации авантюристической политики сплошной коллективизации, а также ярко выраженной террористической природы победившего в СССР режима».[4]

Некоторые историки выдвигают тезис: коллективизация потребовалась, чтобы за счет крестьянства и продажи хлеба за границу получить золотовалютные резервы для строительства объектов промышленности и энергетики. Однако фактически экспорт хлеба давал бюджету СССР ничтожную долю дохода, измеряемую несколькими процентами в структуре гос. средств, выделенных на нужды индустрии, и не мог серьезно влиять на инвестиции в промышленность. В этом убеждают данные официальной статистики. Самый полный статистический справочник, изданный в 1960 г.,[5] приводит такие данные об экспорте хлеба из СССР (годы Гражданской войны и первые годы после нее опускаем: страна находилась в экономической блокаде, и внешняя торговля почти не влияла на показатели гос. бюджета).


 

[1] Рыбаковский А.Л. Указ соч.

[2] Список населенных мест Средне-Волжского края. Самара, 1931.

[3] Кондрашин В.В. Голод 1932–1933 годов: трагедия российской деревни. М., 2008. С. 318.

[4] Там же. С. 333.

[5] Внешняя торговля СССР за 1918–1940 гг. Статистический обзор. М.,, 1960. С. 7.

 

Таблица 2

Экспорт из СССР продуктов сельского хозяйства

 

Годы

Сумма экспорта всех продуктов с.х.

В том числе

Экспорт зерновых

Экспорт масличных

Млн руб. по курсу рубля на 1.3.1950 г.

 По курсу рубля соответствующих лет (млн руб.)

Тонн

Тыс. руб. по курсу на 1.1.1950 г.

Тонн

Тыс. руб. по курсу на 1.1.1950 г.

1913

2932

841

9.181.987

1.765.172

273.643

92.155

1922/23

245

70

727.654

129300

4.276

1619

1923/24

635

182

2.576.399

480.947

81.741

27.290

1924/25

685

197

569.310

165.533

191.773

85.960

1925/26

963

276

2.016.486

533.821

141.307

49.743

1926/27

1016

292

2.099.318

669.844

33.972

16.327

1927/28

528

152

288.614

91.003

56.087

19.601

1928 (окт.-дек.)

150

43

139

33

15.631

8.133

1929

565

162

178.123

34.390

44.799

17.737

1930

1059

303

4.764.323

701.518

48.654

16.592

1931

780

223

5.055.688

523.293

114.461

21.928

1932

386

111

1.727.407

180.688

259.582

41.291

1933

288

83

1.683.880

139.081

101.586

16.795

1934

221

63

768.668

64.269

66.152

15.264

1935

271

77

1.516.791

128.071

41.261

10.288

1936

125

157

321.314

28.313

26.684

7.290

1937

317

420

1.276.754

194.230

48.861

8.459

1938

265

352

2.053.623

216.728

4.986

2.100

1939

87

115

277.300

23.287

3.529

4.789

1940

484

641

Нет сведений

 

В справочнике «Внешняя торговля СССР за 20 лет. 1918 – 1937 гг.» (составители С. Н. Бакулин и проф. Д. Д. Мишустин) приводятся иные, примерно вдвое меньшие цифры экспорта хлеба. Так, за 1930 г. показано 2,5 млн т (вместо 4,7 млн), за 1931 г. – 2,5 (вместо 5 млн). «Бакулинская» статистика широко используется современными исследователями, а зря. Большего доверия заслуживает внешторговский сборник (цифры из которого приводятся в нашей таблице). Этот источник не имеет признаков политической конъюнктуры. Он создавался исключительно на материалах Внешторга СССР, а статистика двадцатых и тридцатых годов перепроверялись и уточнялись. Из таблицы следует, что самыми удачными по объему проданного зерна и масличных культур были 1930 и 1931 гг., когда продавали в год за границу около 5 млн т основных продуктов растениеводства. Хотя это – лишь половина объема экспорта 1913 г. Откуда взялись 5 млн тонн? Отобраны у «кулаков»? Как только сошла основная волна раскулачивания, объем экспорта хлеба упал и достиг «нэповских значений» лишь в конце 1930-х гг., благодаря рекордному урожаю, собранному в 1937 г. «Небесная канцелярия» подвела – и хлебный экспорт не дотянул даже до половины экспорта 1924/25 хозяйственного года (в 1924 г. также была сильная засуха в ряде районов страны, в т.ч. в Поволжье).

Низкие показатели экспорта за 1928 и 1929 гг. объясняются организационными причинами: правительство проводило крупную территориальную реформу – районирование. Новые кадры, назначенные на районы, пока стеснялись давить на крестьян, помня требование Ленина «не сметь командовать крестьянином». Другие назначенцы не знали, с чего начать, плохо представляя свои права и обязанности. Не знали нравы и обычаи населения. Ведь, как правило, районными руководителями назначались приезжие. Так или иначе, единоличное крестьянство в двадцатые годы, не имея средств механизации, давало на экспорт больше хлеба, чем вооруженные тракторами и комбайнами колхозники тридцатых годов. За годы первой пятилетки (фактически она продолжалась четыре года с четвертью, четвертый квартал 1928 г. – 1932 г. включительно), объем гос. капиталовложений, направленных на развитие народного хозяйства, составил по плану 64,5 млрд руб. в действующих ценах, в т.ч. в промышленность – 19,1 млрд.[1] В среднем на один год приходится (19,1 : 4,25) 4,5 млрд рублей. Что же дал экспорт хлеба? За проданные за рубеж в 1928 (4-й кв.) – 1932 гг. 12,2 млн т зерновых и масличных культур в бюджет поступило 1.545 млн руб. по курсу рубля 1950 г., или 441,4 млн руб. по курсу 1928 – 1932 гг. (1 рубль 1929 – 1932 гг. соответствовал 3,5 рубля 1950-х гг.). Или в среднем за один год первой пятилетки (441,1 : 4,25) 103,8 млн рублей. Что составляет 2,3% от капиталовложений в промышленность (группы «А» и «Б»). Эти жалкие 2% не могли иметь более или менее весомого значения для судеб индустриализации. Можно с уверенностью сказать, что создание мощной промышленности СССР опиралось на иные финансовые ресурсы. Вероятно, более важное значение имели продажа золота, реквизиция имущества у богатых городских нэпманов, дармовой труд ссыльных крестьян, низкая зарплата рабочих предприятий... Экспорт вообще был одним из самых слабых мест в экономике СССР тридцатых годов (см. диаграмму 4). Экономические связи с главным партнером СССР Германией, с приходом к власти Гитлера, пришли в упадок. Отношения с другими крупными потребителями рынка не налаживались. Топорная, негибкая политика Сталина, которая могла давать положительные результаты в условиях чрезвычайных обстоятельств внутри страны, во внешней политике не имела успеха. Здесь требовались гибкость, опыт, знание законов мирового рынка, а не коварство и восточное лукавство.


[1] История народного хозяйства СССР. Курс лекций. М., 1960. С. 510.

 

Диаграмма 4

Отношение ценности экспорта к ценности всей валовой продукции СССР (в процентах)

 

 

Но вернемся к нынешнему демографическому кризису… По итогам всероссийских переписей населения 2002 и 2010 гг., в Пензенской области (без учета городов Пенза, Заречный, Кузнецк и с учетом городов и рабочих поселков) насчитывалось, соответственно, 507,7 и 456 тыс. сельских жителей. По оперативным данным на 1.1.2013 г. – 441,4 тыс. Таким образом, среднегодовая убыль сельчан за 11-летний цикл составила – 6,02 тыс., за трехлетний – 4,9 тыс., в среднем – 5 тыс. чел. в год. Если такие темпы сохранятся на ближайшие десятилетия, то через 88 лет в области не останется в сельской местности ни одного постоянного жителя. Разумеется, это средняя цифра. А вот сколько лет осталось до того дня, когда последние жители покинут пределы родных районов.

 

Таблица 3 

Районы

Численность населения, чел.

Средняя убыль, чел.

Через сколько лет уйдут последние жители

2002 г.

2010 г.

2013 г.

2002-13 гг.

2010-13 гг.

Башмаковский

25159

23304

22406

250

299

81

Бековский

18853

17531

16598

205

311

64

Белинский

33569

28881

27284

571

532

50

Бессоновский

41647

45296

46200

+

+

+

Вадинский

11218

9807

9253

178

185

51

Городищенский

53126

52480

51413

156

356

200

Земетчинский

31072

24674

23241

712

478

39

Иссинский

12611

11157

10655

178

167

62

Каменский

65684

62322

60163

502

720

98

Камешкирский

14404

12802

12217

199

195

62

Колышлейский

27751

26187

25274

225

304

96

Кузнецкий

41712

38056

37576

376

160

140

Лопатинский

16190

14942

14247

176

232

70

Лунинский

23247

19944

19673

325

90

95

Малосердобинский

11412

9824

9382

184

147

57

Мокшанский

30929

28033

27954

270

26

189

Наровчатский

13839

12069

11558

207

170

61

Неверкинский

18538

16329

15565

270

255

59

Нижнеломовский

46540

41974

40412

557

520

75

Никольский

39175

34271

33433

522

279

83

Пачелмский

18995

16310

15887

282

141

75

Пензенский**

51531

51308

53231

20

+

+

Сердобский

59655

54520

52831

620

563

89

Сосновоборский

20510

17242

16288

384

318

46

Спасский

13827

13008

12431

127

192

78

Тамалинский

19083

16503

15539

322

321

48

Шемышейский

19063

17661

17021

186

213

85

 

**В 2002 г. Пензенский + Кондольский.

 

Таким образом, только два района (оба пригородные) имеют положительный баланс населения: Пензенский и Бессоновский. Есть шансы выйти на положительный прирост у трех районов – Городищенского, Кузнецкого и Мокшанского. Остальные 24 района исчезнут с карты области уже в текущем столетии.

 

 

Читать дальше...>>

 

ПРИМЕЧАНИЯ, СНОСКИ

 

1. Смит Адам. Исследование о природе и причинах богатства народов. Пер. с англ. М., 1962. С. 67.

2. В новейшей исторической литературе можно прочесть, что целью сталинских «чисток» была замена руководителей, участников революции и гражданской войны, якобы умевших только «шашками махать», на новых, более грамотных руководителей.  Это заблуждение. Наше сравнение по образовательному цензу первого (ленинского) состава Совета народных комиссаров СССР, утвержденного на 2-й сессии ВЦИК 6.07.1923 г. и сталинского СНК СССР (1939 г.), когда расстрельная кампания была завершена, дало следующие результаты. Штатная численность руководителей СНК и наркоматов 1923 г. насчитывала 17 единиц (в т.ч. Рыков занимал две должности), СНК СССР 1939 г. насчитывал 51 штатную единицу, включая председателей, заместителей председателя СНК, наркомов и председателей госкомитетов. Образовательный уровень лиц, замещавших эти должности и имевших высшее образование, мы оценили в 5 баллов, неполное высшее – в 4, среднее (окончившие гимназии, реальные и технические училища) – в 3, неполное среднее – в 2, начальное – в 1 балл, не имевших образования – 0 баллов. Полученные результаты: средняя штатная единица руководителей Совнаркома 1923 г. имела образование, оцениваемое в 3,37 балла (высшее – Ленин, Орахелашвили, Красин, Сокольников; незаконченное высшее – Рыков (2 должности), Каменев, Брюханов, Куйбышев; среднее – Цюрупа, Троцкий; незаконченное среднее – Орджоникидзе, Дзержинский, Чубарь; начальное – Шмидт В.В., Смирнов И.Н.), сталинского – в 3,8. Разница в полбалла в пользу руководителей и наркомов СНК СССР 1939 г. слишком ничтожна, чтобы всерьез говорить о нацеленности Сталина на кадровую революцию с тем, чтобы поставить наркомами  людей с высшим образованием. У Ленина в этом отношении были сложности – его выбор был небогат, ограничен кругом революционеров. А вот в 1939 г. качественный состав, при желании Сталина, вполне мог достигнуть «пятерки», так как уже более 20 лет в СССР работали «советские» академии, университеты и институты. Но он нуждался в послушных орудиях реализации его преступных замыслов. Поэтому правая рука Сталина, Лазарь Каганович, человек без образования, занимал в 1939 г. четыре должности (заместитель председателя Совнаркома, нарком нефтяной, топливной промышленности и путей сообщения). Его брат Михаил Каганович имел начальное образование, но руководил авиационной (!) промышленностью. Не имел никакого образования нарком юстиции Рычков.

3. Зюганов Г. А. Крах контрреволюции. К 20-летию антисоветского переворота в России». М., 2011. С. 160–161.

4. Рыбаковский Л.Л. Демографические вызовы: что ожидает Россию? М., 2012.

5. Там же.

. Там же.

7. Список населенных мест Средне-Волжского края. Самара, 1931.

8. Родина, 1992, №11–12. С. 51–57; Судьбы российского крестьянства. М., 1996. С. 535–557; Писатель и вождь. Переписка М.А. Шолохова с И.В. Сталиным. М., 1997.

9. Кондрашин В.В. Голод 1932–1933 годов: трагедия российской деревни. М., 2008. С. 318.

10. Там же. С. 333.

11. Внешняя торговля СССР за 1918–1940 гг. Статистический обзор. М., Внешторгиздат, 1960. С. 7.

12. История народного хозяйства СССР. Курс лекций. М., 1960. С. 510.

 

Читать продолжение статьи...>>

 

Читать окончание статьи...>>

На главную     На Весь Пензенский край     Историческая библиотека Поволжья